Горькая доля микробизнеса

28.10.2011

На повестке дня

В минувшую пятницу в Кабмине РТ на очередное заседание собрался Координационный совет по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства. Собрались поговорить о самом актуальном  — о том, что сейчас волнует представителей малого бизнеса по всей России.

Два столпа малого предпринимательства – услуги такси и розничные рынки. Обе отрасли подверглись массированной атаке со стороны федеральных законодателей. Ещё в далеком 2006 году был принят известный Федеральный закон №271, тщательно регламентирующий деятельность рынков. Хозяевам рынков дали фору в 5 лет. Теперь спокойной работе пришел конец — закон, обязывающий все рынки приорести формат капитальных сооружений (т.е. фактически либо стать торговыми центрами, либо закрыться — прим.ред.) вступит в силу с 1 января 2012 года.

 

До Владивостока с ветерком

А в апреле этого года думские депутаты внезапно озаботились таксомоторными перевозками. В результате они «родили мышь» – Федеральный закон №69. Правда, субъектам федерации нужно было принять свои региональные законы, описывающие местные колорит перевозок. В Татарстане такой документ уже подписан президентом РТ. Региональные правила регулирования таксомоторного рынка должны заработать уже 29 октября. Только прав у местных депутатов по сравнению с российскими оказалось совсем чуть-чуть: определить будущие цвета автомобилей и дать им сроку до 2013 года соответственно перекрасится.

Открывая заседание, председатель Совета Павел Сигал предложил сначала рассмотреть вопрос о такси. Поскольку основному докладчику (и разработчику местного закона – прим. авт.), заместителю министра транспорта и дорожного хозяйства РТ Азату Галиахметову скоро нужно было уходить. Предварил Сигал выступление замминистра своим утверждением о том, что вроде бы и до принятия закона всё было неплохо: машину можно вызвать за 50 минут (корреспондент «Вовремя», когда спешил, укладывался в 15 минут вместе с подъездом машины – прим. авт.) и из одного конца города в другой доехать за 250 рублей (и даже дешевле: маршрут автовокзал — Азино в среднем оценивался в 150-170 рублей — прим.ред.).

Галиахметов подтвердил, что полномочий у местной власти супротив федерального закона никаких. Он напомнил, что накануне принятия закона провел совещание с участниками рынка такси, и депутаты постарались учесть их пожелания.

Впрочем, главное пожелание казанских таксистов, чтобы никакого закона не было вовсе, как тут учтешь? Но кое-что действительно было принято во внимание. Не стали регулировать тарифы (а ведь вполне могли бы – прим. авт.). Галиахметов доложил, что по сведениям министерства, в Татарстане работают более 24 тыс. служб такси, в одной Казани их 7,4 тысяч. Но всё это диспетчерские службы, которые собирают заказы у населения по телефону и распределяют среди привязанных водителей. Контроля за исполнением заявки, не говоря уже о техническом состоянии машины нет. Закон, по мнению замглавы Минтранса РТ, должен исправить эту ошибку.

В настоящее время готовиться ряд постановлений Кабмина РТ, регламентирующих некоторые вопросы, связанные с исполнением закона о такси.  Например, об уполномоченном органе (при Минтрансе, разумеется – прим. авт.), который непосредственно будет раздавать разрешения на таксомоторные перевозки. По сути это обычная лицензия. До 2013 года разрешение будет бесплатным. Скоро будет подписаны соглашения о том, что разрешение, выданное в одном регионе, будет действовать в другом. Вполне можно будет путешествовать на такси по России.

 

Вместо сбора клиентов — сбор документов

А за соблюдение закона и борьбу с нелегальными «бомбилами» будут отвечать ГИБДД и Ространснадзор. Участники совещания выразили мнение, что доказать вину нелегала будет сложно, чтоб не сказать невозможно. Но Галиахметов ответил, что есть регламент, где прописано, как доказать («вспотеете доказывать» — прокомментировал член Координационного совета предприниматель Александр Сергеев – прим. авт.). Для того, чтобы получить разрешение нужно собрать «всего лишь» 12 справок. Правда, на каждый автомобиль. Это, например: право собственности (или договор лизинга — прим.авт.), техосмотр, страховка и т. п.

В очередной раз подал голос Александр Сергеев: «В паспорте есть прописка, зачем ещё справки?». Хотя было непонятно, причем тут прописка и техосмотр. Тут же возникла дискуссия между Сергеевым и другим членом совета — ректором «ТИСБИ» Нэллой Прусс — по поводу необходимости автомобилям такси проходить техосмотр каждые полгода. Прусс опасалась быстрого износа круглосуточно эксплуатирующихся машин. А Сергеев говорил, что также эксплуатируются и фуры, и ничего страшного не происходит. Хотя на взгляд людей, профессионально занимающихся перевозками, эта норма вообще не имеет особого значения. Если человек зарабатывает на жизнь своим транспортом, то он сам, без подсказки будет за ним следить.

Пока никто не отменял нормы нового закона о том, что автомобиль, занимающийся перевозками, должен быть в собственности (или лизинге — прим.авт.), хотя Галиахметов сказал, что разговоры об этом идут. Поэтому, видимо, сейчас каждому водителю придется становиться индивидуальным предпринимателям и заключать договор с таксомоторной фирмой.

 

Судьбоносная «табакерка»

Тут внес лепту Сигал. Беседуя с некоторыми депутатами Госдумы, он выяснил, что положение о собственности на автомобиль отсутствовало при первых двух чтениях и «как черт из табакерки» появилось на третьем. (Это выражение преследует корреспондента «Вовремя» уже второй день подряд, причем на разных мероприятиях по проблемам разного бизнеса. Интересно было бы узнать адрес этой «табакерки», где принимаются столь принципиальные решения). Во всяком случае, фирме, которая «завязана» на несколько тысяч машин, справки придется собирать долго.

На вопрос Сигала, прогнозировали ли в Минтрансе насколько уменьшится число перевозчиков, Галиахметов заметил, что такой прогноз дали сами предприниматели – уйдут где-то 20%. Это резко контрастировало с тем, что говорили предприниматели на условиях анонимности корреспонденту «Вовремя» ранее — 10%, но это не те, кто уйдет, а те, кто останется, из существующих. Участники координационного совета тоже сошлись на мнении, что большинство водителей просто уйдет «в тень». Стоит ли уточнять, что, по мнению спикеров «Вовремя», оставшиеся на рынке воспользуются ситуацией и поднимут цены?

А Галиахметов, тем временем, оптимистично объявил, что ему принесли бизнес-план одной фирмы, которая собирается закупить аж 1400 машин. Неужели, в Минтрансе консультируют по вопросам бизнес-планирования?  

Далее дискуссия носила несколько хаотичный характер. К примеру, Прусс возмущалась тем, что 5000 рублей – это слишком маленький штраф. Наверно, для ректора коммерческого вуза 5000 и не деньги, но среднестатистический казанский водитель вряд ли может себе позволить выкинуть на ветер подобную сумму. А штраф, например. За невыдачу квитанции достигает 30000 рублей с юрлица и 1000 рублей с водителя. Неплохое пополнение бюджета за счет забывчивых.

Небольшую лепту внес и председатель комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству Марат Галеев, когда обсуждался вопрос о частном извозе как подработке. В законе запрещено любое совмещение связанное с управлением транспортным средством. Работаешь в такси – и больше нигде. Галеев сказал, что ни одно государство не пойдет на смягчение этих требований. Ведь это связано с безопасностью пассажиров. В цивилизованных странах, по словам Галеева, нельзя по закону более 9 часов работать за рулем. Неплохо бы и у нас ввести подобную норму. Только как быть с водителями «красных» автобусов, которые работают по 12-16 часов?

В итоге решили, что Координационный совет выскажет свои предложения по поводу этого закона Минтрансу.

 

Законодательный кадавр с бульдозерной поддержкой

По вопросу о сохранении рынков разгорелась более горячая дискуссия. Докладчиком по теме выступил Наиль Сулейманов, президент Союза рынков РТ. Он начал с позитива, отметив два плюса 271-го закона. Во-первых, рынки приобретают более цивилизованный вид. Во-вторых, общая беда помогла объединиться разным рынкам. Зато минусов Сулейманов отметил гораздо больше.

Один депутат Госдумы РФ, по словам спикера, даже назвал данный закон мертворожденным. Особое неудовольствие вызвали нормы о том, что рынки должны переехать в капитальные здания, а также о карточках и реестре продавцов. За не ведение этого реестра, между прочим, предусмотрен штраф до 300 тыс. рублей. Что составляет месячный оборот далеко не у каждого казанского рынка. Получается, пришел кто-то торговать без оформленной карточки – закрывай рынок. А само ведение реестров и процедура получения карточки продавца предполагает дополнительные затраты и потерю времени самими продавцами.

Пожаловался Сулейманов на неравные условия для «сетевиков» и рынков. Для  первых не предусмотрено таких больших штрафов.

По поводу сложностей перевода рынков в капитальные строения Сулейманов привел собственный пример. Смета строительства на его челнинском рынке «Тулпар» вышла за 90 млн. рублей, а мест на рынке всего 120. При жизни такие затраты Сулейманов, по его же признанию вряд ли окупит при жизни.

Анализ по всем республиканским рынкам, проведенный Союзом, показал неготовность к переменам 85% торговых объектов. Оданко нерентабельность не смутила некоторых членов совета, в частности, того же Сергеева. Он привел в пример Колхозный рынок, переместившийся в «Муравейник», рынок на пр. Победы, переместившийся отчасти в ТЦ «Проспект», а также «Ягодную слободу» на Краснококшайской. По его мнению, проблемы здесь нет. Членов Совета больше интересовала наценка, которую делают на рынке, засилье перекупщиков («какие там, на фиг, фермеры?» — в очередной раз эмоционально вопрошал Сергеев – прим. авт.).

Начальник отдела развития потребительского рынка и услуг Минпромторга РТ Валентина Попова тоже расписала беспомощность местной власти в этом вопросе. Они выступали с инициативой перенести срок вступления 271 закона в силу ещё на год, но не все регионы это поддержали. В частности, Мосгордума была против. Из 21 казанского рынка только 7 имеют капитальные строения. Остальные, по мнению спикера, в новом году смогут продолжить свою работу в формате ярмарок при благословении муниципальной власти (значит, какие-то точно закроются – прим. авт.). Как минимум 3 тыс. рабочих мест может закрыться после вступления в силу закона №271. Но где-то 25% мест на крытых рынках пока пустуют.

Немного конструктивности пытался привнести  в ход дискуссии предприниматель Юрий Бродниковский. Он отметил, что в 90-е годы городские рынки стали бизнес-инкубаторами для многих отраслей, не только торговли. Он сказал, что готовы проекты в виде торговой галереи, куда готовы вкладывать свои и заемные средства хозяева рынков. Это одновременно будет проект по восстановлению старой Казани (это касается рынков, расположенных в центре города – прим. авт.). Вопрос повис из-за того, что нет согласования с мэрией. Об этом конфликте писало «Вовремя».

Шаг назад сделал депутат Галеев. Он привел пример западные рынки, где до обеда торгуют рыбой, а после всё чисто. А у нас, по его мнению, ни пройти, не проехать. Когда ситуация запущена, государство включает бульдозер. Хотя грязь и прочие неприятные последствия – осколок несанкционированной торговли. Логично, что она существует рядом с официальными рынками, там проходит покупательский поток. Глупо было бы с их стороны размещаться в глухом переулке.

Галеев предложил, что решать вопрос с несанкционированной торговлей должны рынки. С такими инициативами, главное, не останавливаться. Можно также законодательно вменить в обязанность жильцам дома, где совершено преступление, расследовать его. А пассажиры пусть следят за следованием траспорта расписанию. В общем, есть непаханое поле деятельности, где государству удобно самоустраниться от своих прямых обязанностей.

 

Вывод «Вовремя»: Такси и рынки – две извечные российские беды

Корреспондента «Вовремя» удивил тот факт, что никто и членов Координационного совета не задал простого вопроса: а зачем вообще нужны данные законы? Может быть, в Татарстане орудует банда таксистов, которые похищают пассажиров? Или хотя бы резко увеличилась количество аварий с участием водителей такси? Во всяком случае, СМИ ничего об этом неизвестно.

Известно ли что-нибудь о массовых отравлениях среди покупателей рынков? (А случаи отравления в школьных столовых, например, известны всем – прим. авт.). Может быть зарегистрированы случаи, когда на рынках продавались опасные (например, радиоактивные) вещи? Пока видна устойчивая тенденция не снижающегося потребительского  спроса на недорогие вещи. Когда-нибудь, возможно, рынок как явление отомрет. Но почему бы не дать ему это сделать естественным образом? Неужели  дело только в неприглядной картинке за окном автомобиля? Не слишком ли дорогая цена (потеря сотен тысяч рабочих мест – прим. авт.) за благоустройство? Волей-неволей возникает ощущение, что лобби сетевых компаний сильно недооценено.

Ну, или в России, по мнению законодателей,  больше не осталось проблем, кроме опаздывающих такси и грязи на рынках.

 

Дмитрий Смирнов,

Вовремя:ру

31.10.11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также