Прокурорская кухня

31.01.2012

Коллеги коллегам рознь

Накануне коллегии республиканской прокуратуры, посвященной подведению итогов прошлого года, её руководство традиционно решило встретиться с представителями СМИ.

С начала разговора прокурор РТ Кафиль Амиров задал траиционно ироничный настрой. Он сказал, что в отличии от своего помощника, отвечающего за связи с общественностью, совершенно искренне может говорить журналистам: «Уважаемые коллеги!» Амиров два года жизни отдал работе в газете.

Амиров не стал мучить журналистов пространным докладом, коротенько, минут на 40, о победах, одержанных прокуратурой за истекший период. Он гуманно отослал всех неинформированных к пресс-релизу. Сразу перешли к вопросам.

Протестующие, смените дислокацию!

Обстановка неформального общения, видимо, сильно расслабила журналистов. Начали они с весьма острого вопроса: как Кафиль Фахразеевич относиться к протестам по поводу итогов выборов и к пикетам около здания республиканской прокуратуры на Кремлевской с требованиями отставки его лично.

О выборах Амиров тактично умолчал, а по поводу пикетов с требованиями отставки сказал, что относится к этому спокойно. Сотрудники прокуратуры либо сам Амиров лично выходят к протестующим пытаются узнать, чем собственно вызвано их недовольство. И тут заготовленный ответ типа «прокуратура плохо работает», по словам Амирова, «не катит без конкретных примеров». А когда протестующие переходят к изложению сути своих претензий, зачастую выясняется, что… не к тому зданию они пришли протестовать.

Тем не менее, разъясняют прокуроры населению юридические премудрости не только внутри здания прокуратуры, выходят и на свежий воздух. Только будущим пикетчикам Амиров советует тщательнее выбирать адресатов протеста.

Фотография, литература и привычка сажать

Задавали Амирову и личные вопросы. Например, не собирается ли он написать книгу о прокурорской работе. Причем, с юмором свойственным республиканскому прокурору.
Амиров ответил, что действительно любит подшутить (над подчиненными, добавил прокурор – прим. авт.). Но на занятия художественным  творчеством времени практически не остается. Всё уходит на основной вид деятельности и хобби – фотографирование. Ведь Амиров – ещё и профессиональный фотограф. По его словам, фактически это единственная его отдушина. Рыбалку и охоту он не понимает. Спиртное не употребляет (даже по грамму – прим. авт.) уже много лет. По характеру Амиров – человек, который надолго привыкает к одному. Даже фотоаппараты меняет редко.

Вопреки упрекам в интернете, хобби не мешает работе Амирова. Он крайне редко пользуется фотоаппаратом на службе. Ну, если только попадется уникальный ракурс.

Выставляет Амиров обычно только пейзажи. А портреты тихо дарит изображенным. Чтобы досужие зрители не истолковали заснятого прокурором человека как «серого кардинала» республиканской прокуратуры.

О книге Амиров тоже подумывает. Не пропадать ведь зря невысказанным подчиненным шуткам. Но для её написания надо сначала выйти на пенсию – чтобы книга вызрела. Амиров уже придумал начало будущего бестселлера.

Когда он на даче будет сажать помидоры, огурцы, укроп и прочие полезные для укрепления организма вещи, его обязательно спросят: зачем ты это делаешь? Ведь всё это можно купить на рынке. «Привык сажать», – заметит на это со специфическим прокурорским юмором тогда уже бывший страж закона.

Как стать прокурором

Одного из журналистов заинтересовало, трудно ли попасть в прокуратуру. Возможно, предчувствует рост безработицы в сфере СМИ. Оказывается, трудоустройство прокуроров – дело весьма прозрачное.

В 2011 году в РТ уволилось из органов прокуратуры 33 сотрудника. А в резерве стоит 149 человек. То есть придется подождать лет пять.

Сначала, разумеется, надо попасть в резерв. Для этого надо быть юристом, пойти собеседование с Амировым и проверку морального облика и личных связей. Когда выясниться, что претендент «связей, порочащих его не имеет, а наоборот, имеет характер нордический», его смело записывают в кадровый резерв.

Правда, иногда из этого резерва вычеркивают. Например, в прошлом году таких было 7 человек. Это происходит, если вдруг обнаруживаются негативные факты в биографии претендента на роль защитника закона. Например, выясняется, что кто-то из его родственников побывал в местах, «не столь отдаленных».

ЖКХ как перманентное уголовное дело

Тема ЖКХ настолько сильно проникла в журналисткие мозги, что, конечно, на встрече с прокурором о ней не могли забыть.

Оказалась, что прокуратура, защищая интересы жильцов, старается вовсю. Но следствие и суд что-то не очень торопятся. В прошлом году в сфере ЖКХ в Татарстане были возбуждены 12 уголовных дел. Не по одному из них нет пока судебного решения. Три дела приостановлены. Но зато «громкие» дела ТСЖ «Центр» и УК Вахитовского района находятся на контроле у руководства не только прокуратуры, но и республики.

К дисциплинарной ответственности привлечены 725 должностных лиц. К административной – 597 таких же лиц. Принесены 107 протестов на незаконные правовые акты. В суд направлены 412 исков об обязании осуществления конкретной деятельности. Если так пойдет дальше, в счете-фактуре появиться строка «прокурорский пинок». Похоже, по-другому заставить жилищников делать то, за что им уже заплатили, не удастся.

Дело Максимовой: продолжение следует…

Спросили и про дело Даши Максимовой, убитой прошлым летом у озера Глубокое. На этот вопрос отвечал уже первый заместитель Амирова Артем Николаев. По его словам, следствие вовсе не топчется на месте. Была проведена тщательная проверка муссировавшейся родственниками погибшей «кавказкой» версии. Она, как сообщил Николаев, не нашла подтверждения.

Сейчас задержаны подозреваемые. Кто это, Николаев не раскрыл.

МММ: не по закону, так скатаньем

Амиров коснулся и темы плакатов с рекламой МММ-2011. По закону, если договор между заказчиком и собственником щита или баннера заключен без нарушений, то висеть реклама может до окончания срока действия договора (иногда это 2 года – прим. авт.).

Чтобы среагировала прокуратура нужны заявления от граждан. Но для демонтажа рекламы МММ-2011, по мнению Амирова, нужна инициатива городских администраций. Как это было в Казани – реклама с бывшего здания «Детского мира» исчезла, скаталась после того, как в исполкоме поговорили с рекламной фирмой. Правда, на жилых домах реклама МММ-2011 сохранилась. И здесь свое слово должны сказать жильцы этих домов. Которые, по идее, должны получать деньги от этих рекламных конструкций.

Плохая чиновничья память

Некоторых заинтересовало, как отчитались чиновники о своих доходах. Тем более, что  прокуратурой проверены были декларации всех муниципальных чиновников и большинства региональных. Оказалось, что 894 из них заполнили свои декларации не совсем верно. То есть 861 чиновник забил что-нибудь указать. А 33 вообще забыли про декларации.

Среди забывчивых есть и чиновники достаточно высокого ранга – заместитель министра экологии и природных ресурсов и заместитель министра образования и науки. Видимо, занятия наукой, не говоря уже о нашей экологии, приводят к рассредоточению внимания.

«Ни одного примера нет, чтобы кто-нибудь завысил», — невесело пошутил Амиров.

Группировки есть, но головы им не поднять

Корреспондент «Вовремя» затронул тему молодежных группировок  — МВД РТ на днях распространило пресс-релиз о массовых драках в районах РТ и о молодежном бандитизме в Казани. Возможно ли повторение «казанского феномена»? Ведь сегодня у молодежи так много соблазнов, но порой практически отсутсвуют реальные возожности их законно получить. Сейчас вроде бы нет «рабочих слободок», но экономическая ситуация ухудшается, а расслоение и правовой нигилизм общества — усиливаются…

За это направление отвечает заместитель прокурора Фарит Загидуллин. По его словам, к середине 90-х так называемый «казанский феномен» сам сошел на нет. На первый план вышла коммерческая выгода, а не дележ пустого асфальта. Но молодежные группировки, признал Загидуллин, остались.

Любое преступление, связанное с возможным возвращением массовых молодежных драк, по мнению зампрокурора, требует особого внимания. И оно со стороны прокуратуры имеется. Пока, по словам Загидуллина, ситуация далека от критической. Характер и количество драк позволяют констатировать, что они носят стихийный, неустойчивый характер.

В республике насчитывается 82 молодежные группировки (из них в Казани – 59). В 2010 году было на 2 больше. Общее число членов – 1214 подростка (в Казани – 1021). Все они, что называется, «под колпаком».

Однако как будет развиваться данная ситуация в случае возможного ухудшения экономической и политической ситуации, Загидуллин комментировать не стал. Сказал только, что всякое может случиться.

Позиция прокуратуры по данному вопросу несколько отличается от позиции МВД РТ в лице главы министерства Асгата Сафарова. Тот на недавней коллегии министерства заявил, что «группировкам даже пальцем не дадим пошевелить, никакого возвращения «казанского феномена» не будет».

Контролируемый экстремизм

Также поговорили и о ситуации с экстремизмом в Татарстане. Амиров решил успокоить читателей через СМИ. По его словам всё под контролем. Более того, растет активность жителей. Не в том смысле, что они записываются в «ваххабиты». А наоборот, сами начинают активно противодействовать пропаганде экстремизма.

Например, недавно в одном из районов Татарстана (подробности Амиров раскрывать не стал – прим. авт.) местные жители сдали правоохранительным органам ретивого «проповедника» не совсем традиционных для Татарстана основ ислама. Им оказался эмиссар из ближнего зарубежья.

По мнению Амирова, «заносят» экстремизм к нам из-за рубежа. Некие «силы, заинтересованные в дестабилизации обстановки в России». Впрочем, конкретизировать Амиров не стал.

Травматика – защита или опасность?

Корреспондента «Вовремя» интересовало отношение прокуратуры к свободному распространению травматического оружия. Ведь это относительно недорогое и эффективное средство защиты, к примеру, от тех же молодых хулиганов. На каждом перекрестке полицейского не поставишь. Вызвать полицию даже при всеобщей доступности мобильной связи не всегда получается. Да и не в каждую точку, особенно за городом, полицейские физически смогут прибыть оперативно. То есть тогда, когда ситуация ещё не дошла до кровопролития.

По мнению Николаева, травматика – это скорее фактор повышенной опасности, чем безопасности. Граждане склоны принимать решение о её применении под влиянием эмоций.
Но тут заместителя поправил Амиров. «А я считаю по-другому, и кухонный нож — тоже оружие». Травматическоое оружие, по мнению Амирова, необходимо человеку для самоуспокоенности. В нем нет ничего страшного. Главное, чтобы оно (как и кухонный нож – прим. авт.) применялось по назначению.

Хрупкую девушку травматика вряд ли защитит. Пока она найдет пистолет среди других 100 вещей в своей сумочке, преступник уже давно скроется. Причем, вместе с сумочкой и пистолетом.

А вот взрослый мужчина вполне может отпугнуть потенциальных хулиганов одним только фактом наличия у него травматического пистолета.

Работы невпроворот

На обобщающий вопрос журналиста, доволен ли Амиров работой прокуратуры, прокурор ответил, что нет. То есть работали сотрудники хорошо. Но «удовлетворенным может быть только человек, который не видит перед собой цели». Эту цитату Амирова можно смело использовать как эпиграф для завтрашней коллегии прокуратуры (а главы других министерств и ведомств у нас так любят признавать свою работу «удовлетворительной»… — прим.ред.)

На самом деле прокуроратура как ведомство уникальна. Здесь занимаются всем: восстановлением памятников, уборкой снега, надзором за следствием, стандартами медицинской помощи и ещё тысячью пунктов. То есть чего-чего, а целей и задач у прокуратуры хватает. И до чувства глубокого удовлетворения еще далеко.

 

Дмитрий Смирнов,

Вовремя:ру

31.01.12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также