Старый маркетинг на новый лад

27.06.2016
Без-имени-1

 

Об этом «Вовремя.ру» побеседовал с известным предпринимателем, управляющим партнером компании Management Development Group Inc (бренды «Гастрономчикъ», «Продэко», «Марка») Дмитрием Потапенко.

— Сейчас с высоты вашего положения вы кому-нибудь из знакомых, родных порекомендовали бы заниматься бизнесом?

— Я бы не рекомендовал не только сейчас, но и не вчера, и не позавчера.

— Почему? Ведь вы добились в бизнесе значительных успехов?

— Это такая история, связанная с большой морокой. Куда лучше пойти работать чиновником. В памятные 90-е предпринимателями становились по необходимости, надо было выживать, кормить семьи. За всю мою жизнь я помню только один короткий период — приблизительно с 1995 по 2000 годы, когда предпринимателям жилось относительно вольготно.

Что касается меня, то я всегда неплохо себя чувствую, вне зависимости от окружающей обстановки. Первую свою фирму зарегистрировал еще в 1989 году. Если проследить мою карьеру (позвольте мне ее так назвать), то были времена в 90-х, когда я работал по найму. Тогда большая часть моих руководителей позволяли мне работать на них и одновременно делать что-то свое. Это неплохой опыт. Для меня история совершенно не поменялась. Сейчас я – такой же наемник, только у своих клиентов. Просто раньше партнеры были одного класса, теперь – другого. Но психологически все осталось по-старому.

— Остались ли в российской экономике незанятые ниши? Если да, то какие?

— Для себя всегда надо понимать, что всегда и в любой экономике есть какие-то ниши. Не бывает идеального времени для какого-нибудь сегмента. Возьмем пример Apple. Говорят, их технологии уникальны. А у меня еще в нулевые годы был небольшой, семидюймовый компьютер, который разворачивался в планшет, и в него можно было вставить сим-карту. То есть, подобные технологии существовали, если не до, то параллельно с Apple. Которая, кстати, переживала и непростые времена, у них долгое время было много неуспешных проектов. Так что сделала эта компания? Она «всего лишь» изменила так называемый форм-фактор. Об этом в свое время хорошо сказал Женя Чичваркин. То есть, изменились тактильные ощущения у пользователей. Сама же технология, аналогичная той же технологии iPad, была относительно давно.

Так что ниши есть всегда, это вопрос внимания к потребностям людей.

— Вы, получается, не верите в стратегию «голубого океана», в поиск новых свободных от конкуренции направлений…

— На мой взгляд, это все несерьезно. Эта история создана искусственно. Дело в том, что мы удовлетворяем одну и ту же потребность, только разными способами. Это больше вопрос развития технологий.

Например, как обычный телефон iPhone может быть и не самый лучший. Однако он полностью удовлетворяет потребность владельца в подтверждении своего социального статуса. И это относится к большому количеству других товаров и услуг. Таким образом, с помощью маркетинговых ходов продается легенда. С этой точки зрения, все вокруг нас – сплошной «голубой океан».

— Но есть же отрасли с большей и меньшей конкуренцией…

— Не бывает такого. Речь надо вести не про отрасли, а про потребности. Со времен царя Гороха нет потребности, которая еще не удовлетворена. На рынке выигрывает тот, кто придумает, как можно удовлетворить старую потребность новым способом. Телефоны сначала были огромными, потом стали миниатюрными, теперь снова идет тренд на их увеличение. Важно предугадать будущий тренд, тогда для вас везде, в любой сфере будет «голубой океан». Но ключевое слово тут «для вас». Потому что это не означает, что вся отрасль поменяется.

Резюмируя, надо сказать, что если какая-то ниша кажется избыточно конкурентной, то надо изменить точку зрения. И тогда она станет условно свободной для конкретной компании.

— Имеет ли значение некое предвидение, бизнес-чутье? Важно ли предугадать поведение своей целевой аудитории?

— Я бы назвал это не предвидением, а расчетом. Даже чувства – это определенный расчет.

Если вы не умеете хорошо считать, не знаете подноготную рынка, то вы никогда не предугадаете его поведение.

— Исходя из вашего личного опыта (ваша компания работает и в Европе, и в Китае), с кем проще делать бизнес — с европейцами или с китайцами?

— Китайцы мыслят тысячелетиями. Научившись вести с ними переговоры и при этом, получая от них нужный результат, можно считать себя гуру коммуникативного менеджмента. Потом, конечно, с европейцами разговаривать проще. Но европейцы более стабильны, даже стандартизированы в своем поведении. Они часто пользуются шаблонами в бизнесе. Китайцы более гибкие, но они любые условия контракта трактуют в свою пользу. В общем, скажу банальность, которая между тем, не перестает быть актуальной — у каждого партнера есть свои плюсы и минусы.

— Существует представление о предпринимателе, который ради своей идеи готов разбить стену головой. Так ли это на самом деле?

— Ну, когда у нас в России более 50 так называемых неналоговых сборов (это в дополнение к основной налоговой нагрузке), когда в стране проходят ежегодно миллионы проверок (и только малая их часть согласовываются в прокуратуре), когда у контролирующих органов есть план по сбору штрафов (что, разумеется, никогда не афишировалось), куда же деваться бизнесу? Кроме как биться об эту стену головой…

— Но вот вы лично не закрываете свои компании, работаете на территории России…

— Благодаря усилиям власти по созданию «благоприятного» климата для ведения бизнеса, я вырастил огромный дзен. Но я не считаю нормальным, что 90% моих знаний и умений как бизнесмена – это способность жить в песке. Начинающему предпринимателю с высоты своего опыта я могу посоветовать научиться дышать в песке под водой.

К сожалению, приходится тратить время на глупые занятия. Поэтому у нас почти 40% бизнеса использует «серые» схемы. Говоря образно, государство загнало бизнес в пещеры и пытается достать его огнеметом.

— А что должно сделать наше государство, чтобы облегчить бизнесу жизнь?

— Оно должно уволить само себя.

— Есть же какие-то позитивные стороны в работе госорганов. Малому бизнесу предлагают гранты, отрываются свободные экономические зоны…

— Зоны действительно открываются. Но употреблять это слово надо в несколько иной коннотации. Когда наш гарант Конституции говорил, что не надо кошмарить бизнес, в СИЗО и колониях сидело около 3500 предпринимателей. А сейчас сидит приблизительно 6100. Плюс около 170 тысяч открытых уголовных дел против представителей МСБ. Получается, что несколько миллионов человек прошли через «мясорубку» по отжатию бизнеса.

Что касается грантов, то не лучше ли так отрегулировать финансовую систему страны, чтобы каждый желающий предприниматель смог получить доступ к длинным и дешевым деньгам. Тогда и гранты не понадобятся.

— Получается ситуацию надо менять…

— Кому? Большинству населения всё равно. Власти все равно еще больше. А меньшей частью можно и пренебречь.

— Но в итоге холодильник всегда побеждает телевизор…

— Совсем не обязательно. Дайте мне первые три кнопки на телевизионном пульте, я через несколько лет легализую… да хоть каннибализм.

Как пример. Почему растут цены на продукты? В этом виноваты падение цены на нефть и санкции западных стран. То есть  это злобные козни наших врагов. И большинство верит.

Экономические и политические изменения идут всегда параллельно. При этом без толку менять только персоналии во власти. Надо изменить саму структуру управления или систему принятия решений.

Первый шаг в этом деле – это резкое сокращение ведомств и чиновников вообще. Есть яркий пример Эстонии, не обладающей такими природными богатствами. Так вот, там благодаря внедрению системы электронного документооборота чиновников почти свели на нет. Нам с вами не нужно даже знать мэра или губернатора в лицо. Идеальная государственная машина та, которая работает, а мы ее не замечаем.

Если говорить о частностях, то, например, регистрация бизнеса должна носить заявительный, а не разрешительный  характер (разумеется, речь идет о законном бизнесе, не связанном с обороной и безопасностью). Проверки должны кануть в лету. Если произошел несчастный случай, то владелец бизнеса, допустивший это должен отвечать по всей строгости закона уже в уголовном порядке.

— Можете дать прогноз состояния российской экономики на ближайшие годы?

— Почему бы и нет. Я не разделяю точку зрения, что прогноз – дело неблагодарное. Вполне себе благодарное.

В ближайшие 5-7 лет мы будем наблюдать стагфляцию. То есть цены будут расти, а покупательский спрос, наоборот, уменьшаться. Возможно его падение на 40% уже в ближайшие 2 года. Чем хорошо падение в финансовую пропасть? В нее можно падать всю жизнь.

 

Смирнов Дмитрий, cпециально для «Вовремя.ру»
Смирнов Дмитрий

Журналист "Вовремя:ру"  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также